23:41 

Убийство в Малфой-мэноре

Morane
Не знаю, что случится с нами дальше, но вас от церкви точно отлучат!
Название: Убийство в Малфой-мэноре
Команда: Гриффиндор
Автор: Morane
Автор стихотворения-предсказания: Lazybones
Бета/Гамма: Cara2003, Evanesco
Жанр: detective
Пейринг: СС/ГГ
Рейтинг: PG-13
Дисклаймер: мне ничего не принадлежит, даже детективный сюжет уже где-то был, наверняка.
Саммари: Незадолго до Рождества Драко Малфой решает устроить небольшой дружеский ужин для узкого круга лиц. Знал бы он, чем все это обернется…
Комментарий № 1: на конкурс «Рождественские СОВы» на Тайнах Темных Подземелий
Комментарий № 2: ООС героев, но автор старался.
Предупреждения: смерть второстепенного персонажа!
Размер: миди
Статус: в работе.
Отношение к критике: отношусь.

Глава 1.

16 декабря 2005 года. Хогвартс .

Еженедельные пятничные собрания преподавателей Северус Снейп терпеть не мог. А терпеть приходилось. Кто бы подумал, что добродушный и даже немного чудаковатый Флитвик будет так строго относиться к дисциплине, став директором Хогвартса. Нет, разносов он подчиненным не устраивал, но и игнорировать его неизменно вежливые полупросьбы-полуприказы Снейпу совесть не позволяла. Все-таки Флитвик к нему всегда неплохо относился. Даже в тот кошмарный год, когда Снейп испытал все прелести директорства на себе. Если во взгляде Минервы тогда пылала неприкрытая ярость, то декан Равенкло смотрел на своего коллегу скорее с печальной укоризной. И без этого хреново, порой взвыл бы, а от такого взгляда одолевало желание немедленно пойти и повеситься. Слава Основателям, все закончилось. И даже лучше, чем Снейп мог предполагать. Полгода на койке в Мунго – не в счет. Особенно, если вспомнить, что некоторые другие, гораздо менее виновные в той войне, лежат в общей могиле уже восьмой год.

Тяжелая дубовая дверь директорского кабинета отворилась, пропуская Снейпа внутрь. Он прошел к своему привычному месту – небольшому диванчику под книжными полками, – уселся и рефлекторно обежал взглядом присутствующих.

После войны преподавательский состав Хогвартса немного изменился. Флитвик занял кресло директора, а на его прежнее место пришла выпускница Равенкло Пенелопа Кристал. Профессором по защите стал Билл Уизли, и хотя Северус относился ко всей семейке весьма скептически, он не мог не признать, что из Билла вышел хороший преподаватель. Маггловедение, к удивлению Снейпа, легко согласилась вести Гермиона Грейнджер. Он был уверен, что девчонка с ее амбициями захочет большего, чем скромная должность школьного учителя. Впрочем, маггловедение теперь обязательно для всех, и изучают его с первого курса. Но для Грейнджер этого явно недостаточно. Время показало, что Северус не ошибался. В перерывах между уроками и проверкой домашних заданий национальная героиня успела защититься на звание мастера трансфигурации – очевидно, Минерва готовила себе преемницу.

Что касается самого Снейпа, то он снова возглавлял Слизерин и третировал студентов на зельях; Помона по-прежнему руководила Хаффлпаффом и ковырялась в теплицах; Минерва – где она, кстати? – усмиряла буйных львят, а по ночам ходила гулять на крышу в своей четвероногой ипостаси. Синистра пялилась в телескоп, Вектор сохла над цифрами, Хуч учила сопляков гонять летающие мячики, Трелони – о, легка на помине! – забивала легковерные девчачьи головы гаданиями на кофейной гуще… В общем, все на своих местах. Даже дурацкое привидение профессора Биннса никуда не делось.


Нет, все-таки эти собрания – скучнейшее занятие и пустая трата времени. Ну сколько можно обсуждать списки студентов, остающихся в школе на каникулы? Их утвердили еще в ноябре. Оценки за семестр уже практически выставлены. Во всяком случае у него, Снейпа. Никаких неожиданностей: пара-тройка «превосходно», около двух десятков «выше ожидаемого», в меру «хорошистов», а «троллей» так вообще всего штук пять на четыре с лишком сотни учеников. Могли бы и похвалить, между прочим. В прошлом году «троллей» было двенадцать.

Снейп зевал и отчаянно искал, чем бы себя развлечь. Флитвик – замечательный директор, спору нет, но длинные витиеватые монологи он умеет произносить не хуже Дамблдора. Уроки он у него брал, что ли?
Когда коллеги с энтузиазмом принялись обсуждать рождественский ужин, Северус совсем заскучал. Какая разница, с каким соусом подавать индейку? Эти оглоеды малолетние любую слопают и спасибо не скажут.
– Северус! – донесся до профессора высокий голос Флитвика. – Ты опять отмалчиваешься?
Снейп состроил физиономию покислее и пожал плечами.



Директор, надо отдать ему должное, дальше приставать не стал. Благо, советчиков ему хватало. Обсуждения меню и программы развлечений длились еще около получаса, а потом как-то сами собой стихли. Снейп воспрял духом – сейчас отпустят! Не тут-то было. Коротышка Флитвик выудил откуда-то внушительный конверт и с торжественным видом открыл его.

– Что, опять Министерство грамоты «за многолетний добросовестный труд» прислало? – Хуч озвучила северусовы мысли. – Лучше б премию дали, жлобы.
– Нет, Роланда, это не Министерство. Это… кхм. Мистер Драко Малфой приглашает… – Флитвик вынимал из конверта пригласительные с до боли знакомым Северусу вензелем. – … приглашает «многоуважаемого директора Школы»… эммм… да… угу… на ужин в Малфой-мэнор…
– Мы чего-то не знаем о вас, Филиус? – Хуч многозначительно повела бровями.
– Эээ… ну что вы, Роланда, – директор улыбнулся. – У меня уже правнуки. К тому же, не только меня приглашают. Вот… Северус, это тебе.
– Аааа, Снейп… Я всегда знала, что он извращенец, – преподавательница полетов рассмеялась. Кое-кто ухмыльнулся вместе с ней, но большинство учителей плоских шуток Роланды не ценили. Снейп тоже. Он проигнорировал выпад коллеги, поднялся с диванчика и взял приглашение.

Ужин. Малфой-мэнор. Во вторник. Хм, похоже, крестник всерьез решил восстановить довоенное положение семейства на всех фронтах. Северус не удивился бы, если бы Драко затеял этот ужин только затем, чтобы попросить Флитвика замолвить за него словечко перед Попечителями. Люциус когда-то был председателем Совета, Драко же пока хочет только войти в Совет. Филиус не откажет, конечно, но вряд ли мальчишке удастся задуманное – слишком молод еще.

Пока Снейп предавался размышлениям, он пропустил окончание истории с приглашениями. И сейчас с изумлением воззрился на квадратик серебристой плотной бумаги в руках Грейнджер. Похоже, Грейнджер была удивлена не меньше. Она подняла глаза и встретилась взглядом с Северусом. «Что это? – словно бы спросила она. – Шутка?»

Ей было чему изумляться: если с Поттером Драко поддерживал хотя бы видимость доброжелательных отношений, то с Грейнджер после судебного процесса над Малфоями, на котором она, кстати, выступала со стороны защиты, и словом, наверное, не обмолвился. Наверняка, это еще один далеко идущий план Драко. Показать обществу, что он, в отличие от отца, вполне лоялен к магглорожденным – неплохой тактический ход. Тем более, что времени после суда прошло немало, скандалы поутихли, Люциус с Нарциссой от греха подальше вообще переселились на Лазурный берег и возвращаться пока не торопятся… Самое время возрождать былую славу и честь семьи. Все-таки мальчишка молодец.

Снейп оглянулся. Преподаватели потихоньку расходились, и в кабинете оставалось человек шесть – Флитвик, сам Северус, Грейнджер, по-прежнему недоумевающая, Минерва – видимо, не обо всем еще договорила, профессор Уизли и… конечно, Трелони опять считает ворон в углу. Или нет? Как-то странно она выглядит… Снейп успел сделать только один шаг к предсказательнице, когда та вдруг запрокинула голову и заговорила глубоким низким, совершенно не похожим на обычный, голосом:

И опустится ночь,
И расстелется мгла,
И падет тишина,
И исчезнут слова.


– Ой, что это с ней… – шепот Гермионы вывел Снейпа из ступора. Он снова двинулся к продолжающей предсказывать непонятные вещи Сибилле.

И огня не раздуть,
И уста не раскрыть,
И иное грядет,
И дверей не закрыть.
И исчезнет один,
И во сумрак уйдет.
И себе вопреки
Другой следом придет...


Глаза профессора прорицаний закрылись, и она обмякла в кресле. В кабинете воцарилась тишина. Некоторое время учителя таращились на пребывающую в обмороке Сибиллу, а потом заговорили все разом:
– Мерлин мой, ей надо помочь, воды, дайте воды!
– Это предсказание? Это настоящее предсказание?
– Какую гадость опять напророчила эта ненормальная?
– Коллеги, кто-нибудь запомнил, что она говорила? Если это настоящее предсказание…
– Да, – раздался вдруг голос, от которого Северус вздрогнул. Все машинально повернулись на звук. – Да, Филиус. Боюсь, это настоящее предсказание. Кажется, Сибилла опять предрекла какую-то крупную неприятность.
Профессора помрачнели. Из всех присутствующих покойный Дамблдор лучше всего разбирался в настоящих предсказаниях.


Глава 2.

20 декабря 2005 года. Малфой-мэнор .

Снейп выбрался из кареты и подал руку выходящей вслед за ним Минерве. Она кивком поблагодарила коллегу и окинула взглядом изящные решетчатые ворота, живую изгородь выше человеческого роста и величественные очертания стоящего в глубине парка особняка. Поморщилась. Она не испытывала ни малейшего желания переступать порог этого дома, но Филиус попросил ее присутствовать на ужине вместо него, ссылаясь на то, что не может оставить школу, когда ей, возможно, угрожает какая-то опасность: с пророчеством Трелони так до сих пор и не разобрались. Вернее, знали только, что оно истинное, но вот истолковать его не мог никто, в том числе и сама Сибилла. Минерва же являлась заместителем директора и могла действовать от его имени. В качестве компенсации за беспокойство Флитвик любезно разрешил троим преподавателям воспользоваться школьными каретой и фестралом.

Снейп подошел к воротам и что-то произнес. Ворота распахнулись. Минерва услышала за спиной судорожный вздох Гермионы. Да, должно быть, девочке тоже не слишком приятно возвращаться туда, где ее когда-то пытали Упивающиеся смертью. Северус, не дожидаясь женщин, пошел по гравийной дорожке прямо к дому. Дамы поспешили за ним: если ворота закроются у них перед носом, будет очень несмешно.

Внешний вид дома поражал своей монументальностью. Внутри тоже было на что посмотреть: просторный холл – едва ли не вполовину Большого зала, гигантский камин, где мог одновременно поместиться, наверное, десяток волшебников, мраморная лестница на второй этаж… И все-таки Минерва чувствовала себя неуютно в этом доме. Он был слишком надменным, слишком холодным, слишком кичился своей древностью. Как и его хозяева. В холле гостей встретил вышколенный домовик и проводил наверх, в одну из гостиных. Снейп шел уверенно, как человек, не раз бывавший здесь и знающий каждый угол. Минерва украдкой оглядывалась по сторонам: конечно, вряд ли им что-то угрожает, но она на всякий случай заставила свою кошачью сущность держаться настороже. Гермиона отстала от своих старших коллег. Она смотрела на закрытую дверь гостиной и не могла отделаться от мысли, что если сейчас войдет в комнату, то увидит там Беллатрикс, Нарциссу и Люциуса Малфоев, Грейбека и егерей…
– Профессор Грейнджер? – низкий голос вывел ее из оцепенения. – Вы идете?
– Да, – Гермиона прикрыла глаза на мгновение и когда открыла вновь, в них уже не было ни следа паники. – Конечно, профессор Снейп.

И тут дверь отворилась, выпуская из комнаты двух женщин – невысокую хрупкую брюнетку и эффектную, хотя и не первой свежести, блондинку в очках. Увидев последнюю, трое новоприбывших ощетинились как по команде.
– О, господа, какая встреча! – сладко прощебетала блондинка. – Как приятно видеть столь изысканное общество! Мадам, – это было адресовано уже Минерве, – не найдется ли у вас минутка для беседы?
– Нет! – отрезала МакГоннагал и стремительно прошла в гостиную, почти оттолкнув блондинку с дороги.
– Какая жалость! – женщина прикусила точеный ноготок и томно взглянула на Снейпа. – Профессор Снейп?
– Нет. – Мужчина последовал за Минервой.
Гермиону бесцеремонная дама смерила уничижительным взором и отвернулась, не удостоив даже словом.
– Астория, дорогая, пойдемте. Вы обещали рассказать мне о предстоящей свадьбе с мистером Малфоем…

Грейнджер влетела в гостиную, взбешенная. Где-то на самом краешке сознания промелькнула мысль, что это не та комната, и исчезла, сметенная ураганом эмоций.
– Кто? Кто пригласил сюда эту стерву? – иногда профессор маггловедения не выбирала выражений. – Какого тролля она здесь делает? Ох, привет, Гарри.
Ей навстречу из кресла поднялся Гарри Поттер, на его лице кривилась улыбка.
– Привет, Гермиона. Я тоже не ожидал такого сюрприза. Это Астория ее пригласила. Якобы дать интервью о свадьбе. Должен сказать, Малфой сам не слишком-то рад.
– Точно, – Джинни, тоже подошедшая поздороваться с Гермионой и своими бывшими учителями, подмигнула. – Вы бы видели, как его коробит, когда она к нему обращается.
Да уж, хмыкнула про себя Минерва, мало у кого в магической Британии есть причины любить Риту Скитер.
– Можно подумать, ты безмерно рада видеть эту леди, Уизли, – Малфой появился в комнате, приковав к себе все взгляды. Высокий, чуть надменный и чуть небрежный, какими умеют быть только истинные аристократы, он подошел к хогвартским гостям, поприветствовал декана, склонился к руке Минервы и даже к Гермионе обратился предельно дружелюбно. Словом, вел себя как радушный хозяин, принимающий дорогих друзей.

Разливая по бокалам коллекционное вино, Малфой выразил сожаление, что Флитвик не приехал, но Минерва заверила, что она тоже может ответить на интересующие его вопросы. Драко немного натянуто улыбнулся и заявил, что непременно воспользуется предложением уважаемого декана Гриффиндора.
Беседа тянулась ни шатко ни валко, как ни старался Малфой поддерживать светский разговор. Гермиона, Гарри и Джинни переглядывались, явно недоумевая, зачем их вообще пригласили. Снейп невозмутимо восседал в кресле и, похоже, не собирался помогать крестнику спасать ситуацию.

Малфой уже почти отчаялся, но тут в гостиную вернулись Астория и Рита. Обе выглядели так, будто только что выиграли мешок галеонов. Астория присела на диванчик рядом с Драко и что-то шепнула ему на ухо. Он как-то неловко улыбнулся.
Скитер, подхватив со стола бокал, направилась прямиком к Гарри.
– Мистер Поттер, может быть, вы и ваша очаровательная невеста все же согласитесь дать мне интервью? Уверена, наших читателей крайне интересует, когда же столь замечательная пара наконец-то свяжет себя священными узами брака! «Пророк» хочет первым узнать о таком грандиозном событии! Когда же дата? Кто приглашен? Посетит ли ваше торжество министр Шеклболт?

Прыткое перо замерло в предвкушении. В глазах журналистки горел азарт, она оскалила мелкие белые зубки.
– Мисс Уизли, вы счастливы? Вы ведь всегда мечтали выйти замуж за Героя и Избранного? Вам сейчас завидуют тысячи молодых ведьм! Каково это – девочке из небогатой семьи вытянуть счастливый билет и очаровать самого завидного холостяка магической Британии? Правда ли, что ваши отношения начались еще в школе? Правда ли, что Гарри Поттер хранил ваш портрет у самого сердца все то время, пока скитался по лесам, скрываясь от ужасных последователей Того-кого-нельзя-называть?
– Без комментариев, мисс Скитер, – Джинни отвернулась.

Скитер снова изобразила на лице улыбку-оскал. Она, казалось, наслаждалась происходящим и не собиралась успокаиваться, пока не вытянет из присутствующих максимум сведений, чтобы потом полоскать их имена в своих пакостных статейках. Потерпев временную неудачу с Поттерами, Скитер оглянулась на профессоров.
– Мадам МакГоннагал, полтора месяца назад я просила разрешения у директора Флитвика посетить школу, чтобы написать серию очерков о факультетах, но он отклонил мою просьбу. Связано ли это с появившимися в последнее время слухами, что в школе происходит нечто странное? Что якобы Хогвартсу угрожает страшная опасность? Не этим ли вызвано отсутствие директора на сегодняшнем ужине?

Если бы Минерва была чуть менее хорошо воспитана, она вцепилась бы Рите в лицо и выцарапала глаза, причем без всякой трансформации. Судя по лицам коллег, такое желание испытывала не только она.
– Заявляю вам, мисс Скитер, как заместитель директора – никаких, как вы выразились, странных вещей в Хогвартсе не происходит. Никакая опасность ему не угрожает. Кто дал вам такие сведения? Директор Флитвик отсутствует сегодня по одной причине: через несколько дней заканчивается семестр, в связи с этим у директора много работы. Он очень ответственно относится к исполнению своих обязанностей.
– Конечно-конечно, – делано улыбнулась Рита. – Мы все знаем господина Флитвика как прекрасного директора, одного из лучших за последнее время.
Учитывая, что в это «последнее время» директорами были Дамблдор и Снейп, Рита явно старалась ударить побольнее.

Драко, видимо, поняв, что сейчас начнется битва похлеще той, что случилась у стен Хогвартса семь лет назад, вскочил и воскликнул:
– Мисс Скитер, профессор МакГоннагал! Пожалуйста, минуту внимания. Я хочу сделать официальное заявление, что собираюсь пожертвовать в школьный фонд для малообеспеченных студентов сумму в три тысячи галлеонов. И кроме того, я планировал предложить руководству школы учредить стипендию для тех студентов, чьи близкие особенно пострадали в войне с Темным Лордом. Тем самым мне хочется хоть как-то исправить зло, вольно или невольно принесенное моей семьей. Думаю, директор и попечительский совет одобрят мое предложение.
В том, что совет одобрит, Минерва не сомневалась. Лишние деньги никогда никому не мешали. Напряжение немного отпустило ее: Драко отвлек внимание журналистки на себя, и сейчас любезно отвечал на ее вопросы.

Постепенно разговор возобновился и протекал на удивление мирно, даже Скитер поутихла. Видимо, получила свой лакомый кусок. Немного поговорили о нововведениях в школе, об ожидаемом через два-три года уменьшении числа первокурсников, чье рождение пришлось на последние годы войны. Помянули и недоброй памяти закон о браках, который несколько лет назад всерьез обсуждало министерство, дабы с его помощью поднять рождаемость в волшебном сообществе. Сообщество тогда выступило резко против подобного закона, и чиновники, посомневавшись, похоронили проект.

На сей раз все собеседники были удивительно единодушны в своем неприятии к подобным законам. Заставлять людей связывать свои жизни с кем-то, кого выберет дядя из министерства… Скитер аж зажмурилась от удовольствия, вспоминая, какой грандиозный скандал возник вокруг этого законопроекта. Она тогда постаралась на славу. Особенно возмущенно отнеслись к нему чистокровные семейства, которые должны были принимать в свои семьи нечистокровных волшебников. Волшебный мир все еще оставался довольно консервативным в своих традициях, особенно старинные родовитые семейства.
– Да, министерство выставило себя в крайне невыгодном свете, попытавшись разом сломать многовековой семейный уклад, – Скитер состроила скорбное лицо, – ничего не имею против маглорожденных волшебников, – она сладко улыбнулась Гермионе, Гермиону аж передернуло, – или полукровок, – теперь улыбка предназначалась Гарри, – но для чистокровного семейства принять к себе…эммм… кого-то менее родовитого… Это противоречие всем нормам и традициям! Большей трагедией, пожалуй, может быть только появление в семье незаконнорожденного ребенка. Не правда ли, мисс Гринграсс?
– Да, несомненно, вы правы. Мои родители не пережили бы подобного, – с ледяной вежливостью ответила Астория.
– Ваши родители… Такие уважаемые люди… Представляю, какая трагедия… А вы что думаете, мисс Уизли?
– А мне безразличны сословные предрассудки. И никакой драмы в браке с нечистокровными я не вижу.
– Ах, ну конечно, ваша семья всегда придерживалась либеральных взглядов. – Из уст журналистки это прозвучало почти оскорбительно. – Неудивительно, что вы так воспитаны…
От подобной наглости Джинни поперхнулась, вскочила, намереваясь высказать крашеной стерве все, что думает о ней, но случайно зацепила свой бокал с вином, которое даже не пригубила, и опрокинула его на себя. Возник небольшой переполох, пока Гарри, Гермиона и Минерва беспокоились, не поранилась ли Джинни, пока убирали осколки и очищали платье от винного пятна.

Драко, желая как-то загладить дерзкое поведение Скитер, предложил гостям прогуляться перед ужином и осмотреть Малфой-мэнор, пока он сам подготовит документы для Гринготтса. Гости с энтузиазмом одобрили идею прогулки – видимо, всем не терпелось избавиться от общества скандальной журналистки. А в поместье и доме и правда было на что посмотреть, даже если учесть, что былое великолепие Малфой-мэнора было еще не полностью восстановлено после пребывания в нем Волдеморта. Рита, впрочем, заявила, что она предпочитает работать по горячим следам, а потому, пожалуй, посидит со свежим материалом, благо, из него получится настоящая сенсация! Возможно, она добавит в него парочку размышлений о нравственности в современном волшебном мире… С этими словами Скитер обвела многозначительным взглядом всех присутствующих. Мистер Малфой ведь не возражает, если она немного поработает в столовой?

Не дожидаясь, пока остальные гости покинут комнату, Рита прошла в столовую, устроилась за небольшим столиком у стены, игнорируя гигантский обеденный стол, достала из сумочки свой неизменный блокнот и прыткое перо и закусила губу в предвкушении новой разоблачительной статьи.
Пока она делала наброски в блокноте, ее несколько раз отвлекали хлопки снующих туда-сюда домовых эльфов, накрывающих стол. В конце концов, Рита перестала обращать на эти звуки внимание и потому не заметила, что очередной звук не был похож на появление эльфа. Она увлеченно писала – несколько страниц большого журналистского блокнота уже было заполнено ее быстрым угловатым почерком. Неожиданно на столик, за которым она сидела, легла чья-то тень. Рита повернулась и не слишком-то удивилась, увидев вошедшего:
– Вы что-то хотели мне сказать?
– Не стоит вам писать эту статью. Многим она не понравится. У вас могут возникнуть проблемы, мисс Скитер. Вы понимаете это?
– Не понравится… возможно. Но готова прозакладывать годовое жалованье, то найдется и тот, кто ее оценит. Причем, его даже искать долго не придется, – ухмыльнувшись, Рита вернулась к своей работе, давая понять собеседнику, что разговор окончен.
Человек, стоящий за ее плечом, нащупал в рукаве палочку…

***
Драко вышел из кабинета с небольшой папкой в руках. В ней, как он и обещал, лежали документы для гоблинского банка, которые Драко намеревался передать МакГоннагал. Возможно, это сдвинет дело с мертвой точки. Три тысячи галлеонов – сумма значительная, в том числе и для него. Это раньше Малфои могли разбрасываться состоянием направо и налево, теперь приходилось быть экономным. Драко решил считать эти деньги вложением в репутацию.

В гостиной он застал Минерву, Северуса и Поттера. Остальных еще не было. Не успел он отдать папку Минерве, как появилась бледная Джинни. Поттер сразу кинулся к ней, тихо о чем-то спрашивая. Она отрицательно покачала головой и присела на диванчик. Еще через несколько минут вошла Астория, зябко поводя плечами и потирая покрасневшие щечки.
– В саду так свежо! – воскликнула она. – Кажется, завтра будет морозно.
Гермионы все не было и Гарри предложил пойти поискать ее.
– Искать не надо, мистер Поттер. Мисс Грейнджер спрашивала у меня, где здесь библиотека, так что… идите по коридору, сверните налево и потом поднимитесь по лестнице. Мисс Грейнджер, очевидно, не может оторваться от книги. – Снейп проводил взглядом выходящего Гарри и добавил: – Как всегда.
Правда, Гарри почти сразу же вернулся, вместе с Гермионой. Встретил ее уже на лестнице. Теперь не хватало только Риты, и Малфой, то ли отчаявшись ждать, то ли умирая от голода, призвал домовика и приказал ему найти журналистку и проводить в столовую.
– И снова повторю – не надо искать, – как-то странно проговорил Снейп, отворивший дверь в столовую и замерший в проходе. – Мисс Скитер уже здесь.
Он распахнул дверь пошире и все присутствующие увидели, что Рита действительно сидела за низким мраморным столиком у стены, на столике лежал ее блокнот, а в спине у Риты торчал изящный столовый нож.

Глава 3.

20 декабря 2005 года. Малфой-мэнор .

Несколько минут ничего не происходило – все отказывались поверить своим глазам. Только что под носом почти у десятка человек произошло убийство. В том, что Рита мертва, сомневаться не приходилось. Первой опомнилась Минерва.
– Гарри, вызывай авроров, немедленно.
– Нет! – Малфой моментально оценил ситуацию. – Нет, Поттер, прошу, не надо авроров.
– Мистер Малфой, в вашем доме убит человек!
– Вот именно, мадам. В моем доме. Если здесь появятся авроры, я стану первым подозреваемым. Разгорится скандал! Это будет катастрофой для моего имени. Даже если убийцу найдут и посадят, на фамилии Малфой все равно останется пятно. Еще одно. Их и так достаточно. Поттер, ты же аврор. Ты можешь разобраться в этом самостоятельно.
– Малфой, но я работаю совсем в другом отделе! Бытовуха - это не наш профиль.
– Поттер, ловишь же ты как-то темных магов!
– Кстати, о магии. – Снейп прошел в столовую и, подойдя к телу убитой женщины, несколько раз провел палочкой над ее головой. – Ее убили именно ножом, следов магии на теле нет. И все же, Поттер, проверьте палочки у всех присутствующих. На всякий случай. Драко, а ты закрой Малфой-мэнор от аппарации и заблокируй камины. Кажется, мы задержимся в твоем доме немного дольше, чем рассчитывали.
– Ладно, Малфой, – Гарри вздохнул, – так и быть. До завтра я никого оповещать не стану. Но если завтра мы своими силами не вычислим убийцу, авроры будут здесь, а мне влетит по первое число.

Проверка палочек ничего не дала. Убийца, кто бы он ни был, действовал по-маггловски. Вместе со Снейпом они занялись осмотром места преступления, а остальные молча ждали в гостиной. Обстановка как-то не располагала к болтовне.

Рита сидела в старинном кресле с невысокой спинкой и животом опиралась на край столешницы. Если бы не нож, торчащий из-под лопатки, со стороны могло бы показаться, что она внимательно читает что-то в своем блокноте. Одна рука ее покоилась на столе, другая – на коленях. Блокнот лежал тут же на столике. Снейп осторожно взял его краем мантии и вчитался в неразборчивый почерк. «Малфой… знатное семейство… меценаты… наследник… пожертвование для школы Хогвартс…». Все ясно. Так, что там дальше? Перо валялось на полу, рядом с креслом. На полу же, только гораздо дальше, под столом, валялись и очки Риты. Разбитые. Снейп присел и выудил их из-под стола. Стекло покрывала паутина глубоких трещин, а в центре этой паутины зияла дырка – несколько осколков выпали.
– На ноже отпечатков пальцев нет, – услышал Снейп голос Гарри. – Во всяком случае, проявляющее заклинание их не фиксирует. На блокноте тоже, – добавил он мгновение спустя.
– Убийца не дурак, это уже интересно. – Снейп выпрямился и посмотрел на молодого аврора. – Что ж, Поттер, как там говорят в маггловских детективах – ищите мотив и найдете убийцу. Дерзайте.
– Да бросьте, профессор. Мотив… вы лучше спросите, у кого не было мотива убивать ее. Она же успела всем нагадить! Хотя, конечно, убийства это не оправдывает. Кстати, удар нанесен довольно грамотно. Смертельный – а крови немного. Заметили?
– Заметил. Пойдемте. Займетесь проверкой алиби, а комнату пока опечатаем.
Они вышли в гостиную и Гарри наложил на двери столовой одно из аврорских защитных заклинаний. Затем обернулся к остальным.
– Кхм. В общем, господа и дамы, Риту Скитер убили маггловским способом. Просто воткнули в спину нож. Это мог сделать любой из тех, кто сейчас находится здесь. Вам придется рассказать мне, как и где вы провели полчаса, прошедшие между тем, как мы все ушли из гостиной, и тем, как обнаружили тело. Оно, кстати, еще теплое, так что Риту убили минут за десять до нашего прихода.
– Но разве мы не должны сначала выяснить, кому было выгодно убить ее? – Драко взглянул на Поттера. – И, логично предположить, что если она убита по-маггловски…
– Договаривай, Малфой. – Гермиона нехорошо прищурилась. – Ты намекаешь, что ее убил кто-то, кто хорошо знает магглов?
– Ну, это логично, я же сказал.
– Не обязательно. Чтобы схватить со стола нож и ударить им человека, не нужно слишком близко знать магглов. Нож – это же не пистолет, не какая-нибудь техническая маггловская штучка, в которой такой благородный волшебник, как ты, Малфой, не разобрался бы, – Гермиона заводилась.
– Спокойно. – Снейп жестом остановил собравшегося было ответить Драко. – Мисс Грейнджер права. Ударить ножом мог любой. Что возвращает нас к вопросам мотивов и алиби. Мисс Грейнджер, раз уж начали с вас… Где вы были в момент убийства?
– В библиотеке. Помните, я спросила у вас…
– Помню. Поттер, вы успели дойти до библиотеки, когда отправились на поиски мисс Грейнджер?
– Нет, мы встретились на лестнице.
– Кто-нибудь видел вас, пока вы там… читали?
– Нет, никто не входил. Но, Снейп, это смешно. Вы всерьез думаете, что я могла убить Скитер?
– Вполне. – Драко ответил за своего крестного. – Вы были врагами и ненавидели друг друга. Это даже твои друзья подтвердят. А уж после того, что понаписала про тебя Скитер два года назад, когда ты бросила Уизли…
– Про тебя и твою семейку она понаписала не меньше, Малфой. Что, скажешь, это не из-за ее статей так затянулся судебный процесс? У тебя тоже был прекрасный мотив для убийства – отомстить за позор родителей. Скажешь, нет?
– Я, что, по-твоему, идиот? Убивать в собственном доме? Если бы мне приспичило, я бы постарался сделать это так, чтобы на меня не пала даже тень подозрения!
– И все же: где ты был во время убийства, Малфой?
– В кабинете. Я же при всех сказал, что подготовлю бумаги для Гринготтса.
– И тебя, естественно, тоже никто не видел? – вклинился Поттер.
– Почему никто? Портрет деда видел. Он в кабинете висит.
– Не пойдет. Такое свидетельство суд не примет.
– Какой суд, ты что несешь, Поттер?! – Драко растерял весь свой аристократический шик.
– Да так, размышляю. Значит, у тебя алиби тоже нет.
– А сам-то ты где был?
– Мы с Джинни в трофейную пошли.
– Но вы вернулись в гостиную отдельно друг от друга, мистер Поттер, – заметил Снейп.
– Да, Джинни… нехорошо стало и она вышла…
– Подышать свежим воздухом, надо полагать? – Снейп обернулся к рыжеволосой девушке.
– Нет, – просто сказала она. – Я вышла в туалет. Мне домовик показал, где это.
– Прошу простить за неделикатный вопрос, но сколько времени вы пробыли там?
– Минут пятнадцать, может чуть больше. Мне действительно было нехорошо.
– Почему вы не попросили мистера Поттера проводить вас?
Джинни покраснела.
– Я не хотела, чтобы он смотрел, как меня тошнит.
Она вдруг вскинула голову и с вызовом глянула на Снейпа.
– А вы, профессор, вы сами где были в это время?
– Зашел в бильярдную. Драко знает, мы частенько играли с Люциусом в бильярд.
Драко кивнул, но тут же добавил:
– А я не слышал, чтобы в бильярдной шары стучали… – и пояснил для остальных: – У кабинета и бильярдной смежная стена. Когда кто-то гоняет шары, в кабинете слышно.
– Я не гонял, как ты выражаешься, шары. В одиночку это не так увлекательно.
Малфой опустил глаза. Да, без отца и мамы в этом доме пусто. Снейп это тоже понимает.
– Но ведь мотив у вас был, – не унималась Джинни. – И еще какой. Скитер же написала вашу биографию. Я ее читала… Знаете, если бы она такое написала про меня…
– Мисс Уизли, если бы я убивал каждого, кто говорит про меня гадости, то мне давно было бы некуда прятать трупы.
– И все же, Северус, только глухой в Хогвартсе не слышал, как ты орал, что собственноручно оторвешь голову этой… мммм… не будем плохо о мертвых… женщине, когда она прислала тебе экземпляр книги.
– У тебя прекрасная память для твоего возраста, Минерва!
– Северус! – пожилая дама возмущенно задохнулась.
– Есть еще кое-что не в вашу пользу, профессор. – Мелкая Уизли не желала успокаиваться. – Из всех нас вы один убивали раньше.

Снейп застыл. Девчонка била умело. Ему нечего было на это возразить.
– Джинни, ты знаешь, почему профессору приходилось это делать, – Поттер положил руку на плечо невесты. – В конце концов, давайте признаем – мотив был у каждого из нас. На каждого Скитер вылила немало дерьма. На меня, например. Так что я тоже попадаю в список подозреваемых.
– Мистер Поттер, хотелось бы знать, по какой причине в ваш список попала я? – улыбнулась Минерва своему бывшему ученику.
– Дамблдор, – ответил за Гарри Снейп. – Тебе напомнить, как ты бушевала, читая ее статейки о Дамблдоре?
Глаза Минервы вспыхнули зеленым.
– Принимаю, – только и сказала она. – И если кого-нибудь интересует, где я была во время убийства, то скажу, что просто стояла у окна в одном из коридоров. Подтвердить это, само собой, не может никто. Так что я не выделяюсь из компании.
– Что, ни у кого нет алиби? То есть убить, правда, мог любой, раз мотив так или иначе есть у всех? – Драко покачал головой. Ну и дела.
– Кажется, мы кое-кого забыли… Мисс Гринграсс, вы еще ни слова не сказали.
– Мне нечего сказать, сэр. Я выходила в сад, потому что здесь очень жарко. Я сидела ближе всех к камину, если вы заметили. С мисс Скитер у меня, кстати, были вполне приемлемые отношения, иначе я ни за что бы не пригласила ее сегодня. Она, конечно, немного скандальная дама, но иногда бывает… то есть бывала очень полезна. Неужели никому из вас ее не жаль?
– Боюсь показаться черствой и бессердечной, но нет. – Гермиона побарабанила пальцами по подлокотнику. – Готова поспорить, что убили ее как раз из-за длинного языка. Кому-то очень не хотелось, чтобы она написала очередную гадость, и ее заставили замолчать таким радикальным способом.
Едва Гермиона успела договорить, как рядом с ней тихо вскрикнула Минерва.

Все испуганно уставились на пожилую даму – не стало ли ей плохо?
Минерва хваталась за сердце и хлопала глазами. Когда к ней вернулся дар речи, она выпалила:
– Мерлин всемогущий! Это же пророчество! Оно начинает сбываться!
– Что еще за пророчество? – сразу насторожился Гарри.
– Мисс Грейнджер, объясните своему другу, при чем тут пророчество. Или, вернее, не при чем. Минерва, с чего ты взяла, что пьяный бред Трелони имеет к убийству какое-то отношение.
– Молчание, Северус! Когда Гермиона сказала, что Риту заставили замолчать, я вспомнила: «И падет тишина, И исчезнут слова»… Это сходится, разве нет?
– Там было еще что-то про тьму… где ты видишь тьму?
– Это же очевидно, Северус. Тьма – это само убийство. Зло, то есть тьма. Фигурально выражаясь.
Снейп скептически сощурился. Он не верил в то, что говорила Минерва. Слишком уж это было притянуто за уши. Хотя… кто знает… Однажды он уже не поверил в пророчество Трелони… лучше не вспоминать, к чему это привело. Ладно, возьмем на заметку и будем начеку.
– Крестный, если вы разобрались с алиби и прочим, может быть, мы все-таки поужинаем? Само собой, не в столовой. Эльфы могут подать блюда и сюда.

Предложение Драко почему-то не встретило энтузиазма, несмотря на то, что некоторые из гостей не успели даже пообедать. Мысль о трупе по соседству аппетита не возбуждала. Перекинувшись еще парой фраз, все сошлись во мнении, что расследование лучше продолжить завтра, на свежую голову. К тому же Джинни снова чувствовала себя нехорошо. Драко отдал эльфам распоряжение приготовить для всех отдельные комнаты – благо, места в доме хватало. Минерва воспользовавшись малфоевским филином, отправила Флитвику предупреждение, что они вынуждены задержаться в Малфой-мэноре, так как случилось несчастье. После этого все разбрелись по своим спальням. Последним гостиную покинул совершенно измученный Драко.


Глава 4.

Ночь с 20 на 21 декабря 2005 года. Малфой-мэнор.

Гермиона шла по коридору третьего этажа, где располагались спальные комнаты. Приглушенный свет факелов делал коридор зловещим и неуютным. Как вообще Малфой тут живет один и с ума не сходит? Или сходит? Краем глаза она успела заметить метнувшуюся к ней тень, но времени выхватить палочку и встретить опасность лицом к лицу ей уже не хватило. Одной рукой кто-то зажал ей рот, другой перехватил талию и потащил. От изумления она даже не сразу начала брыкаться. Потом попробовала укусить похитителя в ладонь – в общем, не собиралась ждать, пока ее прирежут так же тихо и незаметно, как Скитер.

Похититель не ушел далеко. Затащив трепыхающуюся жертву в какую-то нишу, он поставил ее на ноги. Гермиона на мгновение замерла и только-только собралась врезать похитителю пяткой по коленной чашечке, как он прижался к ней всем телом и выдохнул в ухо:
– Грейнджер, только не ори. Никто тебя убивать не собирается.
А вот она – собирается. И прямо сейчас! Ты, чертов слизеринский нетопырь, еще раз так напугаешь – я тебе устрою страшную гриффиндорскую месть!
– Какого дьявола, Снейп? Какого дьявола ты хватаешь меня среди ночи и тащишь куда-то?
– Я тебя не тащил, а устранил.
– Что? От чего это ты меня устранил? И вообще, что ты делаешь ночью в коридоре? От кого-то прячешься?
– Я никогда ни от кого не прячусь, Грейнджер.
– Да ладно! А разве на позапрошлой неделе не ты…
– Нет, не я. Я не прячусь, а в засаде сижу.
– Ты стоишь. И, между прочим, все время ко мне прижимаешься!
– Ладно, стою. И я не прижимаюсь, просто здесь очень мало места.
– И кого ловишь? Кроме меня, само собой.
– Убийцу, разумеется. Ты разве не знаешь, что убийцу всегда тянет на место преступления? Вот я и жду, когда он пойдет.
– Долго ты так сидишь? То есть стоишь?
– Часа два уже.
– И как?
– Как видишь, никто кроме тебя не проходил. Кстати, почему ты разгуливаешь ночью по чужому дому?
– Иду любоваться на дело рук своих, – Гермиона состроила зверскую физиономию, но в темноте ниши этого было не видно. – На самом деле я шла на кухню. Есть очень хочется. Мы ведь так и не поужинали.
– Грейнджер, я тебе открою одну тайну. В мэноре есть домашние эльфы. Можно попросить еды у них, не выходя из комнаты.
– И спать потом на крошках?
– А волшебная палочка вам зачем дадена, профессор? В ухе ковырять?
– Я не…
– Тихо! – Снейп вдруг снова зажал ей рот и насторожился. Гермиона затихла. По коридору шел кто-то еще. Шаги легкие, женские. Снейп чуть сдвинул Гермиону в сторону и осторожно выглянул из ниши. Гермиона не удержалась и, просунув голову у него под локтем, тоже выглянула. Метрах в десяти от того места, где они прятались, стояла женщина. Волосы ее скрывал тонкий шелковый шарф, но по росту и фигуре Гермиона сразу опознала Асторию Гринграсс. Невеста Малфоя стояла к ним спиной и, очевидно, чего-то ждала. Потом, словно спохватившись, потушила ближайший факел, так, чтобы сделаться еле заметной в окружающей полутьме.
Внезапно дверь слева от Астории скрипнула и отворилась. На пороге возникла еще одна женская фигура, в которой легко был угадать Джинни Уизли. Что за общие дела могут быть у этих двоих? Гермиона изогнула шею и вопросительно взглянула на Снейпа. Он поглядел на нее сверху вниз, пожал плечами и прижал палец к губам. Да знает она, знает, что надо молчать и слушать! Хотя слышно плохо, девушки говорили тихо. Гермионе едва удалось разобрать несколько слов:
– … предупреждала… не смей… узнаешь…
– … касается только… Астория… ты не сможешь… иначе…
– … не знаю… кто убил… думаешь… веская причина… у тебя? Ты испугалась… Рита… скандал… и убила…
– Откуда ты зна… – Джинни повысила голос. – Так это ты ей рассказала? Ты? Ах ты, гадина…
Рыжеволосая девушка рванулась к Астории, но почти сразу отшатнулась. Палочка противницы была направлена ей в живот.
– Потише, Уизли! – теперь было слышно и Асторию. – А то прокляну вас обоих. Ты поняла, о чем я тебя предупредила?
Джинни нехотя кивнула.
– Вот и прекрасно. Учти, если подойдешь к нему, я, ни минуты не сомневаясь, сдам тебя аврорам. Как ты думаешь, Поттер будет очень рад узнать, что его невеста – убийца? Это ко всем прочим прелестям. Вот так-то! – с этими словами ведьмочка развернулась и ушла.
Джинни Уизли продолжала стоять на пороге комнаты и смотреть в никуда. Гермиона рванулась было к ней, но Снейп вовремя схватил ее за плечо:
– Куда? – зашипел он шепотом. – Нас не должны видеть!
– Но… Я не верю! Я не верю, что это Джинни убила Риту! Невозможно, зачем ей это делать? Надо узнать, чем угрожала ей эта…
– Тихо, Грейнджер, а то Петрификус наложу. Убийца Уизли или не убийца – в этом мы разберемся, не дергайся. Версия, кстати, не лишена смысла. Помнишь, как ловко она перевела разговор на меня, когда речь зашла о ее алиби?
– У нее не было причин для убийства, это же ясно.
– Ясно, да не совсем. Причин мы можем просто не знать. Пока не знать. Как бы неправдоподобно ни выглядели предположения, пренебрегать ими не стоит. И потом, надо же от чего-то оттолкнуться. Раз других версий нет, примем эту как рабочую. Или ты можешь предложить что-то другое?
– Могу. Драко, например. Он убийца, а Астория знает это и подставляет Джинни.
– Так можно гадать бесконечно, Грейнджер. Что ж, здесь мы, пожалуй, уже все видели. Пойдем-ка вниз. Поглядим на нашу убиенную еще раз. Возможно, мы с Поттером что-то пропустили…
Гермиона сглотнула комок в горле.
– А мне обязательно идти?
– Обязательно. Мне же нужен свидетель, что я не заметаю следы преступления. Пойдем, заодно и на кухню тебя провожу.
Спустившись к столовой, Снейп вынул палочку из рукава и, отправив Гермиону в коридор караулить, осторожно снял защитное заклинание с двери. С усмешкой отметив, что такие заклинания были в ходу у авроров еще лет десять назад. Войдя в помещение, он осветил его с помощью «люмос максима» и снова принялся внимательно изучать место преступления. Так, вот здесь лежали очки – вот и мелкие осколки. Внимательно осмотрев дубовый паркет – вдруг да найдется чей-нибудь волос, – он переключил внимание на стол. Еще раз взял в руки блокнот и тоже тщательно его осмотрел. Полистал страницы. Хмыкнул. Перелистнул обратно. Прищурился. Оглянулся на дверь. Взмахнул палочкой…

Гермиона места себе не находила от любопытства. Почему она должна стоять на стреме, а Снейп – искать улики? Вдруг ей удалось бы заметить что-то, на что он не обратит внимания… Хотя Снейп – и не обратит внимания? Ха-ха. Помявшись в небольшом холле еще несколько минут, Гермиона плюнула на приказ, наложила на лестницу сигнальные чары и поспешила присоединиться к Северусу.

Войдя в столовую, она застала странную картину. Снейп, обернув руку взятой со стола салфеткой, словно бы гладил Риту по виску или поправлял прическу. Гермиона поперхнулась. Снейп, не оборачиваясь, сказал:
– Грейнджер, я же велел тебе оставаться в холле. А, ладно, все равно уже почти закончил, – с этими словами он взял мертвую женщину за руку. Гермиону передернуло. Не то чтобы она боялась покойников, но вот так прикасаться… – Ах, черт, окоченела уже. Но все-таки… Интересно. Надо будет взглянуть еще раз при свете дня… Пойдем, Грейнджер. Нокс.
Свет потух, и выбираться в холл пришлось почти на ощупь.
– Что-то нашлось? – спросила Гермиона, как только Снейп восстановил защитные чары на двери.
– Да, кое-что. Пока, правда, цельной картинки не получается, но думаю, завтра днем я найду недостающие ответы. Пойдем-ка и правда на кухню.

Посмотрев на пятый ломтик сыра, Гермиона покачала головой и отодвинула тарелку. Разбуженный эльф, очевидно, очень хорошо знавший профессора Снейпа, по первому требованию притащил им столько еды, что ее хватило бы на пол-Гриффиндора.
– Мне все не дает покоя мысль… – как бы про себя начала она. – Что если Минерва права, и в пророчестве Трелони говорилось именно об убийстве?
– Не вяжется, – Снейп отпил глоток холодного чая. – Допустим, тьму и тишину, предсказанные в первой части пророчества, еще можно притянуть за уши к смерти Риты. Но там еще, если я правильно помню, были какие-то двери.
– «И дверей не закрыть». Кажется, так.
– Да. И где эти двери, хотелось бы знать?
– А если это тоже рассматривать как иносказание? Например… например, убийца открыл дверь в мир смерти, и нам ее не закрыть.
– То есть будут еще трупы? Ну и кровожадная вы, профессор Грейнджер.
– Ох, нет. Одного трупа вполне достаточно.
– Тогда такая интерпретация провидческих откровений Сибиллы теряет всякий смысл. Меня терзает другое: если Риту убили ударом ножа в спину, почему ее очки валялись так далеко от тела, да еще раздавленные? Грейнджер, ты заметила, у кого из присутствующих обувь была на каблуке?
– У меня. У Джинни. У Гринграсс. Кажется, у Малфоя туфли тоже были с каблуком.
– Да. Как и у меня. Многовато народу… Ладно, мисс детектив, утро вечера, то есть ночи, мудренее. Пожалуй, нам все-таки стоит немного поспать сегодня. Возможно, утром мне придется кое о чем тебя попросить.
– О чем?
– Я же сказал – утром.


Глава 5.

21 декабря 2005 года. Утро, день. Малфой-мэнор.

За завтраком беседа тянулась вяло. Каждый из присутствующих, очевидно, пребывал в своих мыслях. Снейп исподтишка наблюдал за двумя девицами, которые столь любезно общались в коридоре третьего этажа сегодня ночью. Джинни нехотя ковырялась вилкой в омлете, односложно отвечала на тихие вопросы Поттера и ни на кого не смотрела. Астория держалась как герцогиня на приеме у королевы: прямая спина, любезная улыбка, прическа – волосок к волоску. Малфой хмурился и вздыхал. Его можно было понять: чему радоваться, если у тебя в доме труп, а один из гостей – убийца. Снейп снова посмотрел на Джинни – могла ли это быть она? Ночью Астория прямо обвинила ее, и обычно такая прямая и гордая мисс Уизли даже не подумала оправдываться. Молча проглотила обвинение. Так, может быть, все действительно просто? Но мотив? Впрочем, если Северус прав в своих предположениях… тогда мотив у нее был. Ясно одно: Астория Гринграсс рассказала Скитер что-то известное ей о Джинни, что та предпочитала скрывать. Причем, настолько предпочитала, что даже пошла на убийство, лишь бы информация не стала достоянием общественности. Интересно, интересно…
Гринграсс и Скитер разговаривали наедине незадолго до смерти последней. Вот тогда, наверное, аристократка и рассказала Рите нечто скандальное. Северус вспомнил, что чуть позже, когда все беседовали в гостиной, Скитер делала какие-то намеки о семейных традициях чистокровных, неравных браках и незаконных детях. Могло ли быть так… Стоп. Сейчас у него недостаточно сведений.

Увлекшись умозаключениями, он потерял нить беседы и потому едва заметно вздрогнул, когда невеста Драко вдруг почти взвизгнула:
– Замолчи, Грейнджер! Как ты можешь упоминать эту гадость за столом? Ненавижу крыс! – Астория бросила на стол салфетку, встала и, направляясь к выходу, протянула: – Спасибо за завтрак!
Снейп вопросительно взглянул на Гермиону. Она пожала плечами:
– Я не ожидала, что она так отреагирует, – и тоже встала. – Спасибо, Драко. Ты позволишь мне еще немного попользоваться вашей библиотекой?
Малфой только махнул рукой, пользуйся, мол, на здоровье, не до тебя сейчас.

После завтрака Поттер нагнал Снейпа в коридоре.
– Ну как, профессор? Есть у вас предположения?
– Предположения есть, доказательств нет.
– Поделитесь? – Гарри крутил на пальце перстень-печатку, что выдавало его нервозность. – У меня ни одной стоящей идеи.
– Нет, Поттер. Не люблю голословных обвинений. Когда вы намерены вызывать своих коллег?
– Если до вечера не разберемся…
– Ясно. – Снейп кивнул и отправился в свою комнату .

После завтрака и до обеда Снейпа можно было встретить в самых разных уголках Малфой-мэнора. Он заглянул в библиотеку, пошептался с Грейнджер, отловил гуляющую по парку Минерву и ненадолго составил ей компанию, незаметно для всех просочился опять в злополучную столовую, где все еще находилось тело несчастной Риты, пробыл там около четверти часа и так же незаметно вышел обратно, снова скрылся в своей комнате.
Остальные занимались кто чем: Драко страдал в компании семейных портретов – только-только дела пошли в гору, прежний статус имени Малфоев был практически восстановлен – и на тебе! У него в доме труп! И не абы кого, а известной, пусть и скандально, журналистки. Да ее братия из «Ежедневного пророка» такой материал с руками оторвет. И опять Драко не будет покоя, все усилия насмарку. Проклятье, проклятье, проклятье!
А этот чертов Поттер, который обещал во всем разобраться, а сам от Уизли на шаг не отходит! Кто, спрашивается, за него будет преступника искать? Нет, понятно, что Северус крестника в беде не бросит, но Поттер-то, Поттер!
Драко поднял полные скорби глаза на портрет деда. Абрахас Малфой скептически глянул на внука и отвернулся.

Поттер действительно не отходил от Джинни ни на шаг: ей стало дурно, и она прилегла отдохнуть, настояв на том, чтобы Гарри остался с ней. «Мне страшно, – сказала она. – Вдруг преступник задумает убить еще кого-нибудь?» Гарри подумал о том, что обещал Малфою заняться расследованием… Ладно, он еще немного посидит с Джинни и пойдет. Надо бы выжать-таки у Снейпа информацию. В том, что она у экс-шпиона есть, Гарри не сомневался.

Гермиона после визита коллеги с утроенным рвением копалась в малфоевской библиотеке. Профессор дал ей карт-бланш и обещал, если что, замолвить перед хозяином словечко. И зачем это, кстати, Снейп посоветовал ей найти старинный справочник самых чистокровных семейств магической Британии?
МакГоннагал после недолгой прогулки с мастером зелий по зимнему парку куда-то пропала. Ее не видел никто из временных и постоянных обитателей дома. Зато молодая эльфийка, зачем-то спустившаяся в подвалы особняка, встретила там совершенно незнакомую серо-полосатую кошку с темными отметинами над глазами.

Незадолго до обеда Драко случайно перехватил Северуса в коридоре. Тот стремительно шествовал куда-то с сосредоточенным выражением лица. На все попытки расспросить его, как продвигается расследование, Снейп только отговаривался ничего не значащими фразами. В конце концов Драко вспылил:
– Крестный, какого черта вообще надо устраивать эту игру в детективов? Я вчера сразу не сообразил, но ведь чтобы найти убийцу достаточно нескольких глотков веритасерума или сеанса легилименции.
– У тебя есть под рукой веритасерум, Драко?
– Нет, но у тебя наверняка есть!
– Если ты думаешь, что я ношу в карманах набор зелий на все случаи жизни…
– Но в Хогвартсе-то точно есть! А если и нет, остается еще легилименция!
– Конечно, есть. И я даже без особого труда смог бы убедить всех открыть мне свои мысли, но…
– Ну так чего ты тянешь?
– …но просмотреть чужие мысли, чтобы выяснить, кто убийца, это банально и плоско.
– Плоско? Банально? Крестный, ты, что, издеваешься?
– Прекрати истерику, Драко, и веди себя, как подобает Малфою, – с этими словами Снейп развернулся и оставил недоумевающего и рассерженного крестника одного.

Обед, на котором не появились Северус Снейп, Джинни Уизли и Гарри Поттер, прошел в молчании. Гермиона настолько быстро, насколько позволяли воспитание и приличия, закончила трапезу и снова унеслась в библиотеку. У Астории не было аппетита, и к еде она почти не притронулась. Минерва, не обращая внимания на мающегося Драко, раздумывала над чем-то исключительно важным.
Сам хозяин Малфой-мэнора уже тысячу раз проклял тот день, когда ему пришла в голову эта дурацкая идея с ужином.


<остальные главы см. в комментариях>

@темы: миди, Фики от Morane, Снейджер, Северус Снейп, Гермиона Грейнджер, Библиотека

Комментарии
2013-03-28 в 16:36 

Nakhodka1975
Я не в том возрасте, чтоб неосознанно делать глупости. Я в том возрасте, когда их делают осознанно и с удовольствием!
Спасибо! Очень люблю детективы.
(Агата Кристи нервно курит в коридоре :)!)

2013-03-29 в 22:15 

Morane
Не знаю, что случится с нами дальше, но вас от церкви точно отлучат!
Глава 6.

начало

читать дальше

2013-03-29 в 22:17 

Morane
Не знаю, что случится с нами дальше, но вас от церкви точно отлучат!
продолжение 6 главы
читать дальше

2013-03-31 в 01:48 

Кыця-Вбывця
Всё мне нравится. Только Джинни была сильно красноречиво беременна, чтобы не сразу догадаться. Хорошо, что она не убийца. Впрочем, ей и так светит статья за покушение, бедолаге

2013-03-31 в 13:00 

OldWich
Можно быть грустным. Или злым. Или раздавленным. Или безумным. И каждый раз можно найти для себя оправдание. Но нельзя быть скучным. Потому что для тех, кто скучен, не существует никаких оправданий. (с) В.Мортенсен
Впрочем, ей и так светит статья за покушение, бедолаге
Малфой отмажет. Какой замечательный здесь Драко. Прямо вканонный - не слишком смелый, не слишком умный, не слишком удачливый. Но верный своей семье и умеющий брать на себя ответственность.
Я уж не говорю про остальных персонажей - великолепны все. И хотя я читала уже этот фик, все равно говорю: автор, выкладывай проду. Оно офигительно же!

2013-04-01 в 20:38 

vvn100
Жалко Гарри. Хороший ведь парень. Малфою вообще все равно на ком жениться? Главное , чтоб наследника выносила?
А Джинни не посадят. Хороший адвокат + врач даст заключение, типа горячка и скачки гормонов в связи с беременностью, сама не понимала, что делала, затуманило сознание. Вообщем не все легко переносят беременность.
А, что Гарри так легко Джинни отдаст? А Джинни выйдет за Малфоя толко потому, что забеременела? Иногда в семьях дети не являются биологическими детьми обоих родителей. Но судя по рассказу не будет Гарри с Джини :(

2013-04-01 в 21:07 

Morane
Не знаю, что случится с нами дальше, но вас от церкви точно отлучат!
Иногда в семьях дети не являются биологическими детьми обоих родителей.
Вариант не для чистокровных. ;-)

Довыложить что ли уже... :hmm:

2013-04-01 в 21:35 

Morane
Не знаю, что случится с нами дальше, но вас от церкви точно отлучат!
Глава 7.

читать дальше

2013-04-01 в 21:37 

Morane
Не знаю, что случится с нами дальше, но вас от церкви точно отлучат!
продолжение

читать дальше

2013-04-01 в 21:58 

Morane
Не знаю, что случится с нами дальше, но вас от церкви точно отлучат!
окончание главы 7

читать дальше

Глава 8.

читать дальше

2013-04-01 в 22:00 

Morane
Не знаю, что случится с нами дальше, но вас от церкви точно отлучат!
продолжение главы 8.

читать дальше

Но это еще не финал...;-)

2013-04-02 в 17:47 

Кыця-Вбывця
Всё-то Сибиллу пророчества о Гарри одолевают!
Давай уже финал, Агата

2013-04-03 в 22:47 

Morane
Не знаю, что случится с нами дальше, но вас от церкви точно отлучат!
Эпилог.

читать дальше

2013-04-04 в 18:55 

OldWich
Можно быть грустным. Или злым. Или раздавленным. Или безумным. И каждый раз можно найти для себя оправдание. Но нельзя быть скучным. Потому что для тех, кто скучен, не существует никаких оправданий. (с) В.Мортенсен
Вот точно Агата. А мы теперь думай - кто же из оставшихся мог убить? И что-то мне подсказывает, что это не Снейп. Ну, не в его стиле убивать вот так, если подозрение может пасть на кого-то другого. Малфой? Где угодно, но не в своем доме. Грейнджер? Слишком правильная для убийства. Она, конечно, однажды совершила похищение и заперла Скиттер в банку. Но, думаю, к этому времени повзрослела и поняла, что все тайное может стать явным.
Макгонагалл? :horror::buh::aaa:

2013-04-04 в 22:31 

Morane
Не знаю, что случится с нами дальше, но вас от церкви точно отлучат!
С чего ты взяла, что убил кто-то из оставшихся? По-моему, выбирать надо между Гарри и Асторией)) Ну, читатели на ТТП еще грешили на Снейпа, который специально все так подстроил, чтобы не спалиться. Но автор все равно больше ничего не скажет. ;-)

     

Сокровищница драконов

главная