Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
11:07 

Жизнь не так уж и замечательна

mittens
Название: Жизнь не так уж и замечательна
Название фанфика на языке оригинала: It’s A Not So Wonderful Life
Автор: Pearle
Переводчик: Варежка &Cara2003
Рейтинг: PG-13
Пейринг: СС/ГГ
Жанр: ангст/романс
Дисклаймер: персонажи - Роулинг и другим обладателям прав на них. Сюжет – автору. Переводом владеет переводчик. Согласие на публикацию всего перевода или цитат из него необходимо
Саммари: охваченный отчаянием, Северус сожалеет о том, что выжил в Битве. Сожалеет, что вообще когда-то появился на свет. Сострадательный ангел демонстрирует Северусу, чем мир бы стал без него
Комментарии: фик переведен для участия в конкурсе «Святочный бал» на «Семейных архивах Снейпов»
Комментарий 2: сюжет заимствован из фильма Фрэнка Капры «Эта замечательная жизнь»
Ссылка на оригинал: ashwinder.sycophanthex.com/viewstory.php?sid=17...
Разрешение на перевод: запрошено
Размер: мини
Предупреждения: АУ
Статус: закончен




Северус плелся по тропинке от Запретного леса к Хогвартсу. Ледяной ветер трепал полы туго затянутой зимней мантии. Согревающие чары, наложенные меньше часа назад, уже истончились, и холодный воздух пробрался к самому телу. Корзина со свежесрезанной омелой, угрожающе переполненная благоухающими побегами, тяжело раскачивалась на ветру.

– Проклятый праздник, – сдавленно ругнулся Северус, протискиваясь вместе со своей ношей через передние двери замка.

В память о Дамблдоре Минерва дала позволение мадам Грейнджер и гостившему в Хогвартсе аврору Поттеру устроить Святочный бал. Воодушевленные организаторы совершили набег на теплицу профессора Спраут, изъяв для украшения каждую имевшуюся веточку омелы и оставив только голые стебли, которые Северус и обнаружил, придя несколько часов спустя. По замку недавно распространился новый вид ужасного гриппа, сдерживать который удавалось только специально сваренным Перечным зельем, обильно приправленным соком из ягод этого символа Рождества. Снейп, собиравшийся приготовить для Поппи новую порцию лекарства, был вынужден отправиться в Запретный лес, обнаружив в теплице лишь голые побеги.

Пока Северус боролся с корзиной, Гермиона потянула тяжелую деревянную дверь, открывая ее.
– Северус, как вы узнали? Я только что сказала Гарри, что нам нужно больше омелы для украшения Большого зала, и вот вы уже несете ее.

Снейп сердито глянул на коллегу:
– Сударыня, немедленно отпустите мою корзину. В самом деле, используй вы мозги, которыми, по слухам, обладаете, могли бы понять, что израсходовали весь урожай, выращенный в третьей теплице, с абсолютно легкомысленной целью украшения лестниц и дверных проемов. Что, помимо прочего, поощряет и так уже вышедшие из-под контроля гормоны сексуально необузданных подростков вовлекать своих носителей в практику собраний под вышеупомянутым растением исключительно с целью обмена телесными жидкостями. Нет бы оставить омелу в покое, чтобы, как ни странно, ее могли использовать по первоначальному предназначению – лечить учеников, ныне страдающих от Праздничной лихорадки. Мне казалось, что вы, сударыня, как никто другой должны бы знать, насколько ценно это редкое растение, особенно учитывая, что на протяжении двух предыдущих недель ухаживали за больными детьми.

Лицо Гарри, стоявшего позади Гермионы, застыло в замешательстве:
– Обмен телесными жидкостями?

Гермиона рассмеялась:
– Я думаю, Северус имеет в виду «поцелуй под омелой», но мне кажется, обмен телесными жидкостями возможен, если поцелуй будет чем-то большим, чем просто целомудренным. Вероятно, с вовлечением языков, – задумчиво сказала она, с изумлением наблюдая, как прищурился Снейп. Его раздражение достигло пика.

– Смею заверить, меньше всего вам будет смешно, когда завтра вечером вы окажетесь в больничном крыле, полном детей, и не сможете присутствовать на Святочном балу, поскольку мне не удастся сварить зелье в достаточном количестве, – картинно взмахнув мантией, Северус прошествовал мимо Гермионы и направился к входу в подземелья, ехидно бросив напоследок через плечо: – Закройте рот, мадам Грейнджер. Сейчас вы похожи на задыхающуюся рыбу – поверьте, вас это не красит.

Челюсти Гермионы звучно захлопнулись.
– Как же он иногда меня бесит!

– Не представляю, как ты его терпишь, но вернуться в Хогвартс было твоим решением. Ты ведь получила такое классное предложение от Мунго. И не приняла его – до сих пор не понимаю, почему, – Гарри поднял коробку с волшебными украшениями, которую до этого оставил у входа. – Куда ты хочешь их повесить?

– По одному венку на дверь каждой классной комнаты. Используй клеящие чары посильнее, чтобы не попадали, – Гермиона все еще смотрела на дверной проем, в котором только что скрылся Снейп.

– На каждую дверь?! Гермиона, тут только четыре венка!

Грейнджер закатила глаза:
– Когда-нибудь слышал о магии? Коробка наполнится сама по себе, когда ты достанешь последний венок. У тебя их хватит, чтобы развесить на каждой двери не только в этом замке, но и во всем Хогсмиде и даже, возможно, во всей Шотландии. Иди.

Кривоватая усмешка Гарри согрела девушке сердце.
– Есть, мадам!
Качая головой, Гермиона вернулась в Большой зал.

– Не осуждай его. Мальчику тяжело пришлось, – тихий голос Минервы наполнил неожиданно безмолвный Холл.

– Кому, Гарри?

– Нет, дитя, не Гарри. Северусу. После финальной битвы он, кажется, не видит в своем существовании смысла. Альбус уверяет, что с Северусом все будет в порядке, что это «чувство вины уцелевшего», только разве можно доверять мнению картины?

– Но ведь воспоминания из Думоотвода Альбуса оправдали его? Мы бы не смогли победить в финальной битве без профессора Снейпа.

Минерва вздохнула:
– Он знает об этом. Просто не верит, что должен был остаться в живых, когда столько людей погибло. Мне бы хотелось найти способ достучаться до него.

Третьекурсник из Рейвенкло сбежал вниз по главной лестнице.
– Мадам Грейнджер, мадам Помфри сказала, что вы ей срочно нужны: кто-то взорвал в общей гостиной коробку с набором украшений из Всевозможных волшебных вредилок.

– Набор украшений из Всевоможных волшебных вредилок?

Парнишка кивнул:
– Предполагается, что они должны украсить комнату к Рождеству, когда вы открываете коробку. Ну, знаете, венок сам вешается на дверь, появляется елка, праздничные носки развешиваются над камином; но вместо этого украшения вырвались из коробки и прилепились к тем, кто стоял ближе всего. Сара выглядит так, будто надела серебряный парик. Что бы я ни делал, содрать мишуру с ее волос не получилось. Носки приклеились к ушам Томаса и не снимаются, а у Кэтрин как будто елка выросла из головы. Нам пришлось держать эту елку вдвоем, чтобы Кэт могла идти.

Минерва проворно зашагала вверх по лестнице.
– Говорила я Джорджу и Рону, что не желаю видеть их продукцию в Хогвартсе. Но они не слушают! Может быть, я смогу помочь вам с Поппи привести студентов в нормальный вид.

Гермиона шла за директрисой и мечтала, чтобы теми, на кого жаловалась МакГонагалл, по-прежнему были Фред и Джордж. Возможно, Дамблдор не так уж и неправ насчет чувства вины уцелевших.

***

Гермиона устало потягивала чай, касаясь волшебной палочкой последних историй болезни. Три ведьмы трудились больше двух часов, и в конце концов им удалось вернуть почти всех рейвенкловцев в нормальное состояние. Поппи подозревала, что девочка с мерцающими полосами и пятнами, теперь занимающая кровать в дальнем конце палаты, могла уже заболевать Праздничной лихорадкой, когда взорвалась коробка с украшениями. Это было единственным разумным объяснением тому, что в дополнение к пятнам, обычно сопровождавшим последние проявления лихорадки, ученица покрылась еще и полосами. И, как Снейп и предсказывал, запас усовершенствованного Перечного зелья подошел к концу.

Возможно, ей следует помочь сварить новую партию; школьницей она получала высшие оценки по зельям. Если только Северус позволит ей помочь. «Ну, попытка не пытка», – подумала Гермиона

***

Северус отставил стакан с чистым ягодным соком в сторону. Весь фокус состоял в умении удалять созревшие семечки, не повредив кожуры. Охранные чары, наложенные на лабораторию, на мгновение отключились – Северус почувствовал это. Значит, к двери подошла Гермиона.

«Удивительно, чем это я заслужил визит Грейнджер?»

Девчонка имела наглость убедить Минерву, что ей, Грейнджер, необходим доступ в лабораторию на случай, если вдруг понадобится срочное зелье, а Снейпа не будет поблизости, чтобы сварить его. Северус твердил, что всегда на месте. Когда он вообще покидал замок? Но Грейнджер стояла на своем, и таким образом ее магическая подпись была добавлена к его чарам, давая владелице свободный доступ.

– Чего вам?

– Добрый вечер, Северус, я тоже рада вас видеть.

– Чего вы хотите?

Он не поднимал головы, склонившись над ингредиентами; Гермиона слышала насмешку в его голосе.
– Я подумала, что могла бы помочь вам с Перечным зельем. Подготовить для вас необходимые составляющие.

Северус пристально глянул на девушку:
– Вы хотите помочь мне?

– Да, – Гермиона стояла неподвижно, противясь желанию пошевелиться. Ей исполнилось двадцать несколько месяцев назад. Так почему же этот человек заставляет ее чувствовать себя так, словно она снова стала неуклюжей тринадцатилеткой?

– Отлично. Тогда покиньте замок и больше никогда не омрачайте моего порога своим присутствием, – ехидно произнес Снейп. – И Поттера с собой заберите.

Гермиона закатила глаза.
– Спасибо, что поделились со мной своим самым заветным желанием, но факт в том, что нам нужно больше Перечного. Так чем я могу помочь?

– Уже извели все зелье, Грейнджер?

– Да, профессор Снейп. Вы были правы, а я ошибалась, – сказала она приторно сладким голосом, дразня Снейпа, и уже серьезно продолжила: – Так чем я могу помочь вам?

Да будь он проклят! Все, чего Гермиона хотела, – новая порция зелья, чтобы вылечить учеников, все еще находившихся в больничном крыле. В противном случае на бал она завтра не пойдет. Гермиона молча ждала, готовясь услышать язвительные возражения.

– Нарежьте корни маргариток на части длиной в дюйм. Не раздавите лепестки, – его хмурый вид демонстрировал, что сказал он именно то, что и хотел. Что-что, а глупость в число недостатков Снейпа не входила. На уроках зельеварения Грейнджер была лучшей из всех, кого ему приходилось учить за всю его долгую карьеру преподавания тупым кретинам. С помощью девчонки он может вдвое сократить время, требующееся на подготовительный этап.

Гермиона принялась за работу. Тишина в лаборатории казалась почти дружелюбной. Когда девушка нарезала последний корень маргаритки, перед ней появилась чаша со свежими листьями омелы. Запах, исходящий от растения, поглотил Гермиону, навевая мысли о зимних сказочных странах и прошедших Рождествах.

Северус смотрел на ее подрагивающие закрытые веки. Он завидовал способности взять себя в руки и продолжить жить. Под гнетом обстоятельств ей пришлось повзрослеть раньше времени, хоть и не так быстро, как ему – ни у кого не было такого отвратительного прошлого, как у него. Ее юность закончилась, так и не начавшись. Смерть родителей перед самым окончанием войны, казалось, только усилила решимость Гермионы сражаться за Орден. Она была сильной ведьмой, более того – женщиной с сильным характером.
– Вы уже закончили предаваться воспоминаниям?..

Гермиона едва сумела сдержаться и не закатить глаза в ответ.

Снейп взял из чаши большой широкий лист и осторожно разгладил его на разделочной доске.
– Делаете надрез сбоку от главной жилки. Разрезаете лист вдоль, останавливаетесь здесь, в месте соединения черешка с листом. Повторяете то же самое с другой стороны, – его действия точно иллюстрировали слова. – Кладете жилки и черешок сюда, оставшуюся часть листа в чашу, что слева от вас.

Гермиона про себя возликовала – должно быть, она сделала что-то верно, раз Снейп доверил ей рассечение листьев.
– Знаете, вы не правы.

Северус отвлекся от разделочной доски и обернулся к Гермионе, в изумлении приподняв бровь:
– Вы знаете лучший способ подготовить эти жилки? Молю же, просветите меня.

– Я сейчас не о листьях. Я о вас, – она снисходительно улыбнулась, покачав головой. Вы ошибаетесь насчет себя. Мы бы никогда не победили в войне, если б не вы. Без вашей помощи никого из нас сейчас бы тут не было.

Снейп задумчиво погладил подбородок.
– Никогда не слышал, чтобы омела вызывала галлюцинации, но полагаю, всегда бывает первый раз.

– Прекратите! Зачем вы это делаете? Почему вы все время так недовольны? Война наконец-то закончилась. Разве вы не можете наслаждаться миром? Почему вам так тяжело быть счастливым? Вам больше не нужно шпионить. Ни один хозяин больше не властен над вами. Знаете вы или нет, рядом живут люди, которые беспокоятся о вас, – Гермиона поняла, что зашла слишком далеко. Снейп угрожающе прищурился. Девушка ощутила внезапную перемену в атмосфере, словно его магия начала собираться вокруг него. – Северус…

– Чувствовать себя счастливым оттого, что у меня больше нет хозяина? Не забудьте, мисс Грейнджер, у меня их было два. Альбус тоже был моим повелителем, не нужно заблуждаться на этот счет. Его слово для меня было приказом. Хотя я и не убил Темного лорда непосредственно, но, вне всяких сомнений, приложил руку к его смерти. Они оба погибли от моей руки. Темный лорд заслужил все, что он получил, и даже больше. Но Альбус… Альбус, он был для меня больше, чем просто друг, гораздо больше. Я выполнил его просьбу. У меня не было выбора, и все же я никогда не примирюсь с его смертью, ни при каких обстоятельствах, – смех Снейпа казался безумным. – Скажите, отчего мне быть счастливым? Нет ничего, чем я мог бы, по вашему выражению, наслаждаться. У меня не было права выжить в финальной битве. Кажется, судьба не менее жестока, чем мой прежний хозяин.

– Но вы ошибаетесь.

– И что вы предлагаете? Чтобы я присоединился к вам на завтрашнем балу и «возрадовался» миру, такому, каким мы теперь его знаем?

Снейп вскочил и сорвал свою мантию с гвоздя на дальней стене.

– Куда вы идете?

– Прочь! Подальше отсюда! Вы такая всезнайка, вот и закончите зелье, – дверь за ним громко грохнула.

Гермиона только хлопнула ресницами. Быстро наложив на кипящий котел чары стазиса, она отправилась к камину, чтобы связаться с директрисой. Выслушав заверения в том, что «мальчик» склонен к эмоциональным всплескам, – Гермиона назвала бы их приступами гнева, – и совет не беспокоиться о нем, девушка начала искать инструкции по приготовлению измененного зелья, чтобы закончить начатое Северусом.

***

Северус же бесцельно брел по обледенелой тропинке от замка к Хогсмиду. Злость делала его походку неровной, Снейп пытался лавировать на вероломной дорожке, и каблуки ботинок скользили на гладких камнях.

«Да кем она себя, черт возьми, возомнила? Она понятия не имеет о том, что я думаю или чувствую. Слишком многие сложили свои головы, чтобы я «возрадовался» жизни. Уверен, мир был бы лучше, если бы я никогда не родился. Что с того, что ты выбрал светлую сторону, если люди все равно погибли? Это Альбус, не я, должен был выжить, чтобы увидеть, как окончательно, раз и навсегда, уничтожили Волдеморта. Слава богу, Поттер исполнил пророчество. Мерлин, а если бы нет?» – Северус содрогнулся, подумав, какой стала бы жизнь, если бы Поттер не победил Темного Лорда.

«Быть счастливым, – подумал Снейп, тихо фыркнув от иронии этих слов. – Несколько стаканов лучшего огневиски Розмерты сотрут слова девчонки». Внезапное движение справа привлекло его внимание. Повернувшись слишком быстро, он поскользнулся на льду, а когда попытался устоять, его ноги разъехались.

Упав на спину, Северус ударился головой о землю. Тень рядом с ним приняла образ старика – он едва успел увидеть это превращение, а в следующее мгновение темнота поглотила Северуса.

Он пришел в себя от ощущения паутины на своем лице. Шевелящейся паутины.

– Вы в порядке, молодой человек?

Паутина отдалилась и приняла вид бороды. Потребовалась еще некоторое время, чтобы зрение прояснилось достаточно, и он мог четче увидеть ее владельца.
– Кто вы?
Осторожно Северус коснулся своего затылка. Его волосы оказались мокрыми от снега на тропинке, а рука тут же стала липкой от крови.

– Нужно, чтобы кто-нибудь осмотрел вас.

– Я в порядке, бывало и хуже. Кто вы?

– Я твой ангел-хранитель. Я здесь, чтобы помочь тебе.

Северус глянул на старика и разразился смехом.
– Рано начали праздновать, ага?

– Нет, я действительно твой ангел-хранитель.

– Ну, да, конечно, так и есть. Представляю, как вы были заняты последние несколько лет. Если вы ангел, где ваши крылья? – Северус сумел подняться и начал очищать снег, прилипший к его мантии. Большие пушистые снежинки медленно падали вокруг двух людей, в конце концов смешиваясь со снегом, только что легшим на землю.

– Да, ты и правда не давал мне расслабиться, но нам всем тяжело пришлось из-за происходившего тут, на земле. Не представляешь, сколько бумаг мне пришлось заполнить, – старик покачал головой, думая обо всех тех формах, которые ему придется заполнить сейчас, если он не выполнит свою миссию. – В любом случае, я здесь, чтобы помочь тебе. Так я могу заслужить свои крылья. Разве не нужно, чтобы кто-нибудь осмотрел этот порез?

– Я в порядке. Это всего лишь поверхностная рана, – глянув вниз вдоль тропинки, Снейп снова стряхнул снег со своих плеч, остановившись потереть место на левом предплечье, где была Темная метка. Она выцвела до слабого серебристого контура, приступы же боли в ней были настолько частыми, что забыть о прошлом не удалось бы даже при всем желании. – Уверен, мне невозможно помочь.

Старик, удивительно проворный несмотря на свой возраст, не отставал ни на шаг.
– Это смешно, Северус. Помочь можно любому. Не следует ли тебе вернуться в замок и закончить зелье?

Снейп остановился и глянул на старика, внезапно вытащив палочку словно ниоткуда:
– Кто вы?

– Я говорил тебе, я твой ангел-хранитель. Силы небесные заметили, что в последнее время ты выглядишь все более и более отчаявшимся. Меня послали помочь тебе. Я знаю, ты думал о том, чтобы покончить с жизнью.

– Как вы?.. – это было правдой. Снейп думал, что будет лучше ему умереть, но никому не говорил об этом. – Понятно. Должно быть, я все еще без сознания. Ты не настоящий. Тогда пойдем. Пойдем к Розмерте и напьемся. Грейнджер закончит зелье.

– Милая девушка, мисс Грейнджер. Ты знаешь, что небезразличен ей?

Северус покосился на своего собеседника:
– Хмм, должно быть я вошел в контакт с духом Альбуса. Вы говорите в точности, как он.

– Меня зовут Кларенс. Не так давно я видел Альбуса. Он просил передать его наилучшие пожелания. А насчет мисс Грейнджер…

– Да, да, замечательная девушка. Уверен, она очень волнуется за меня. Не сомневаюсь, что могу так же испортить ей жизнь, как испортил свою. Сделаю ее такой же никчемной, связав со своей.

– Вот именно. Твоя жизнь ценна для нее. Ты просто не веришь в это. Не представляешь, как многим людям, включая мисс Грейнджер, ты помог.

Северус остановился. Впереди мерцали огни Хогсмида.
– Довольно. Не знаю, кто вы такой и во что вы играете, но, думаю, самое время вам уйти. Все эти «люди», которым я, по вашим словам, помог… Уверен, им всем было бы лучше, если бы я никогда не родился.

– Что ты сказал?

– Я сказал, что хотел бы никогда не родиться! – огрызнулся Северус. «Старый дурак», – подумал он.

– Никогда не родился, ну, конечно же, – Кларенс смотрел в ночное небо. – Хмм, что вы думаете? Да, это подойдет, – внезапный порыв ветра сотряс деревья. – Ни к чему делать из мухи слона. Хорошо, Северус. Твое желание исполнено. Ты никогда не рождался.

Мастер Зелий вздохнул. Раз уж все это не галлюцинация, то надо признать, что Кларенс в общем-то вполне безвреден, хоть и несет явный бред. Вероятно, следует обратиться по каминной сети в Мунго и показать им старика. Вполне возможно, к настоящему времени его кто-то уже хватился . Может, Розмерте он знаком. Хм, а это мысль.
– Вы живете где-то неподалеку?

– Нет, не совсем. Твоя голова больше не кровоточит. И волосы высохли.

Северус осторожно коснулся затылка и нахмурился, не найдя следов пореза.
– Как я уже сказал, это лишь легкий…

– Нет, Северус, кровотечение остановилось, потому что ты никогда не рождался. Снег тоже перестал падать.

Северус стряхнул оставшийся снег с плеч. Рука автоматически потянулась к Метке; он ожидал приступа боли, обычно сопровождавшего такой жест. Но боли не было. Снейп вопросительно посмотрел на свою левую руку.

– Там нет Метки. Ты не был рожден.

– Точно, я не был рожден, – они добрались до «Трех метел» на окраине Хогсмида. Северус толкнул дверь и жестом пригласил Кларенса внутрь. – Заходите скорее внутрь. Даже если снег не идет, все равно по мне на улице слишком холодно.

Бармен Розмерты, Майк, стоял за стойкой, протирая стаканы.
– Что будете пить?

– Присаживайтесь, – Северус указал старику на два стула у стойки. – Розмерта уже ушла? Я хотел поговорить с ней.

– Розмерта? Не знаю никого с таким именем. Она из новеньких?

– Новеньких? – в замешательстве нахмурился Северус.

– Я не могу целый день тут лясы точить, так что говорите, чего вам?

– Господи, как давно это было. Может, по стаканчику глинтвейна? – Кларенс потер руки в предвкушении.

– Налей нам Огденского.

Дверной колокольчик звенел, раскачиваясь под порывами ветра.
– О, кто-то сделал это. Каждый раз, когда раздается звон колокольчика, знайте – еще один ангел получил свои крылья.

– Кларенс, на вашем месте я бы молчал о крыльях, – Северус посмотрел в окно. Даже при том, что снег плотно укрыл стекло, огни деревушки все равно должны были виднеться.

– Майк, почему в Хогсмиде так темно?

– Хогсмид? Это Беллавиль.

– Беллавиль? – Северус ощутил странный холодок в позвоночнике. Он разберется, что делать с Кларенсом, когда вернется в Хогвартс. Что-то странное происходит. – Пошли, Кларенс. Я хочу вернуться в замок.

– Ты остановился в замке? – Майк задумчиво смотрел, как Северус роется в кармане плаща, разыскивая мелочь.

– Пойдем, Кларенс, – не успел Майк и слова сказать, как они уже оказались за дверью и быстро зашагали по тропинке в сторону Хогвартса. Северус посмотрел через плечо и остановился как вкопанный. Живописная деревушка была погружена в темноту. Вместо усаженной деревьями центральной деревенской улочки он увидел городскую грунтовую дорогу с крупными камнями и глубокой колеей. Магазины, памятные ему еще с детства, исчезли. Он едва мог разглядеть имена на незнакомых вывесках. Улица больше смахивала на Лютный переулок, чем на Хогсмид. Сначала странное поведение Майка, теперь вот это.
– Ад и геенна, что здесь происходит?

– Ты изменил это, Северус. Ты изменил все это.

– Я изменил Хогсмид?

– Да. Ты не родился. Произошло что-то, чему ты-существовавший должен был помешать. Тебе сделали большой подарок, Северус. Предоставили возможность увидеть, чем мир стал бы без тебя.

– Без меня? Волдеморт, – Северус перешел на бег, изо всех сил надеясь оказаться неправым. Он никогда не был рожден. Означало ли это, что Поттер?.. Северус остановился у главного входа. Что-то определенно не так. От замка исходила темная, будоражащая аура. Дементоры кружили над самыми высокими башнями. Большие венки, которыми Грейнджер и Поттер украсили двери, идиотские венки, вызвавшие такую ярость, пропали. «Грейнджер. И Минерва. Где они?»

Глубоко вздохнув, Северус распахнул тяжелую деревянную дверь. Это был совсем не тот Хогвартс, который он покинул менее часа назад. Исчезли яркие украшения, за которые Грейнджер так досталось от него. В коридорах ни одного ребенка, нигде не слышно смеха. Все казалось каким-то неправильным, а через весь Холл к нему в черной мантии Пожирателя Смерти уже шел Люциус Малфой.

– Чем я могу вам помочь?

– Люциус? Что здесь происходит?

– Должен признаться, вы застали меня врасплох. Вы знаете, кто я, но я вас не знаю, – он окинул Кларенса быстрым взглядом и скривил губы, с отвращением заметив рваную одежду ангела. – Как и вашего спутника.

– Я Кларенс. Рад знакомству с вами.

– Поттер, Люциус, где Поттер?

– Вы пришли, чтобы увидеть Гарри Поттера? Ну, в таком случае, следуйте за мной, – Люциус повел их прямо к Большому залу и распахнул двери. Еще Пожиратели Смерти – некоторые до сих пор в масках, другие просто в черных плащах. – Вот и он, на почетном месте.

Северус в ужасе смотрел перед собой.

Над богато украшенным троном красовалась голова Гарри Поттера. Те же взлохмаченные черные волосы, челка зачесана так, чтобы весь мир мог видеть шрам в виде молнии. Те же зеленые глаза, только потускневшие. В них больше не светилась жизнь. Северус посмотрел налево, и ему стало еще хуже. Тело Альбуса Дамблдора висело в воздухе. Яд, проникший в его руку, распространился на шею и лицо, на котором навсегда застыла гримаса ужаса, свидетельствовавшая о злодеяниях, которые наблюдал Альбус, и о его мучительной смерти.
– Невозможно. Я убил его, но не так. Это какой-то кошмар. Я должен проснуться. Мне просто необходимо проснуться.

– Может быть, вы хотите поговорить с моим Повелителем? – Люциус кивнул, и Пожиратель Смерти, незнакомый Северусу, тотчас вышел из комнаты.

– Невозможно. Я спас жизнь Поттера.

– Нет, ты этого не сделал. Тебя здесь не существовало, Северус. Волдеморт победил. А тебя, чтобы спасти Гарри, здесь не было. Ты не родился и не спас никого из них. Альбус умер от яда, но прежде он страдал, пока не ослабел настолько, чтобы Волдеморт прикончил его. Мир гораздо темнее без твоего присутствия. Странно, не правда ли? Жизнь каждого человека связана с жизнями многих других. И когда эта жизнь исчезает, то оставляет в мироздании ужасные дыры.

Молодая женщина, одетая в крашенную рваную мешковину, вошла в комнату через дальнюю арку. Цепи на ее лодыжках громко лязгали, пока она шла к одному из столов. Ее горло туго сжимал металлический ошейник. Женщина явно считалась существом, стоявшим на социальной лестнице ниже, чем даже домовые эльфы.

– Грейнджер?
Взгляд ее покрасневших глаз переполняло отчаяние. Северус видел, что она была слишком худой и пригибалась к земле под тяжестью ошейника. Ее вечно непослушные волосы теперь напоминали жирный клубок спутанных корней и сучков.

Голова женщины дернулась; уже очень давно никто не называл ее по имени.
– Да, господин?

– Вы знаете эту грязнокровку? – Люциус наблюдал за Северусом, ожидая, когда Темный Лорд явится посмотреть на странного гостя.

– О Боже, Гермиона. Что они сделали с тобой? Минерва… Она тоже здесь? – Северус шагнул к Грейнджер, но тут же оказался связанным.

– Думаю, не стоит, – усмехнулся Люциус.

В следующее мгновение в Большой зал стремительно вошел Волдеморт, следом за ним – Беллатрикс и Нагайна. Люциус повернулся и быстро поклонился:
– Повелитель.

Волдеморт кивнул окружающим. Его глаза засветились, как только он увидел Северуса.
– Что у нас тут, Люциус? Вечерняя программа развлечений?

– Он захотел увидеть Поттера, Повелитель. Но обратился к грязнокровке по имени, и кроме того заявил, что спас Поттера, а после – что убил старого дурака, Дамблдора. Он также интересовался МакГонагалл.

– Хочет увидеть одну из судомоек? Ну, хорошо. Освободите его. Давайте послушаем, что еще он может сказать.

Северус сгорбился:
– Не могу поверить, что вы выиграли. Как такое возможно? Пророчество...

Взгляд алых глаз Волдеморта точно буравил растерянного волшебника.
– Что тебе известно о пророчестве? – прошипел Темный Лорд.

– Достаточно, чтобы знать: Поттер должен был убить вас. Предполагаю, что теперь это придется сделать мне.
Северус выхватил палочку и направил ее на Волдеморта:
– Авад...
Палочка внезапно вырвалась из его ладони по мановению руки Темного Лорда.

– А я думал, что с тобой будет интереснее, – Волдеморт вздохнул. – Как положить конец твоей жизни? Быстрое проклятие или ночь пыток?

Кларенс покачал головой:
– Ты не рождался. Мир нуждается в тебе, признаешь ты это или нет. Видишь ли, Северус, у тебя действительно была замечательная жизнь.

– Пожалуйста, Кларенс, скажи мне, что все это лишь дурной сон. Я хочу вернуть все на свои места. Хочу снова жить. Хочу увидеть Минерву. И Поттера. И Гермиону! Мне нужно увидеть Гермиону! Скажи мне, умоляю, что с ними все в порядке.

Темный Лорд скривился:
– Мне это надоело. Авада Кедавра.

Когда зеленый свет окутал Северуса, он все еще кричал:
– Кларенс!

***

Странное чувство неправильности одолевало Гермиону, варившую Перечное зелье. Не чувство даже, а, скорее, ощущение необходимости предпринять некоторые действия. Чем больше она пыталась его игнорировать, тем сильнее оно становилось, пока, наконец, не обращать на него внимания стало невозможно. Гермиона решила взглянуть на дорогу в Хогсмид, чтобы убедиться, что ничего не случилось, и со спокойным сердцем вернуться к котлу. Но все пошло не так, как планировалось. Сердце ушло в пятки, когда она увидела тело Снейпа, лежащее посреди заснеженного тракта.

Гермиона осторожно попыталась привести его в чувство.
– Профессор? Вы меня слышите?

Он чувствовал, как холодна земля под спиной, как боль в его голове пульсирует в такт сердцебиению. Боль? Северус резко открыл глаза:
– Гермиона? Это действительно ты? Как мы бежали? Где Кларенс?

– Должно быть, вы ударились головой гораздо сильнее, чем я думала. Не шевелитесь, я отлевитирую вас обратно в замок.

Встревоженный, Снейп резко сел. Ему тут же пришлось замереть, пережидая приступ дурноты. На мгновение мир перед глазами превратился в рой мириад частиц, затем медленно возвратился к привычному состоянию.

– Шею вашу покажите.

– Мою шею?

– Да. Покажите мне вашу шею.

Гермиона, сбитая с толку, тем не менее подчинилась странной просьбе и откинула назад голову, чтобы он мог видеть желаемое.

– Ошейника нет. Слава Богу, ошейника нет, – Северус коснулся нежной кожи Гермионы и провёл пальцами по её горлу. – Минерва все еще директор?

– Конечно, Минерва все еще директор. Вы не настолько долго отсутствовали. Вы способны встать? Я хочу отвести вас в замок. Вы неудачно упали. Я залечу порез, а затем мы займемся сотрясением мозга. Подозреваю, что у вас именно что сотрясение, – Гермиона помогла ему встать и отряхнула снег со спины.

Северус посмотрел на ночное небо.
– Все еще вечер. Значит, Рождественский бал все еще завтра, – он остановился и схватил девушку за руку. – Гермиона, ты пойдешь со мной?

– Никаких сомнений: у вас сотрясение мозга.

– Ты пойдешь со мной на бал? Или тебя уже кто-то пригласил?

– Нет, меня никто не приглашал. Если я соглашусь пойти с вами на бал завтра, вы вернетесь сейчас со мной в замок?

– Я знаю, ты думаешь, что я сошел с ума. Может быть, так и есть, но ты не видела того, что видел я. Слава Богу, Поттер победил. Поттер… он все еще в Хогвартсе? Я должен поблагодарить его, – Северус быстро зашагал к воротам. – Пошли. Мы не можем стоять тут всю ночь. Мне нужно сварить побольше Перечного, чтобы завтра вечером мы оба были свободны. О чем я думал, оставляя зелье наполовину недоделанным?

Взгляд широко раскрытых глаз мисс Грейнджер был прикован к его удаляющейся спине.

– Ты идешь? – Северус вернулся, только чтобы опять схватить Гермиону за руку, и снова заспешил по направлению к замку, таща ее за собой. Она, впрочем, не сопротивлялась. – Ты сказала, Поттер все еще в Хогвартсе. Или нет?

– Гарри у Джинни. Они вернутся завтра.

– Завтра? Полагаю, моя благодарность может подождать до завтра. Вот мы и пришли, – он притормозил у бокового входа. – Дамы вперед.

Дверь за ними с грохотом захлопнулась.
– Может быть, мне все же следует отправить вас прямиком в больничное крыло.
Тем не менее Гермиона последовала за ним по коридору в лабораторию.

– Не будь смешной. У меня слишком много работы, чтобы лечь в больницу. Моя голова в порядке. Как я уже говорил Кларенсу, это всего лишь поверхностная рана. Кларенс… интересно, что с ним случилось?

– Прежде чем вы приступите к работе, я хочу осмотреть вас. Присядьте, – Гермиона указала ему на стул рядом с письменным столом.

– Слушаюсь и повинуюсь.

– Как вы думаете, что с вами случилось? – Северус был прав, рана не такая уж глубокая. Даже его глаза казались ясными.

– Я побывал в другом мире. Волдеморт победил. Поттер умер. Альбус... его тело... Ты стала рабыней...
Он не мог заставить себя пересказать ей детали. Нет, точно не сейчас. Может, в другой раз, может, никогда. Теперь он уверен: его жизнь принадлежит этому миру. Северусу Снейпу дали еще один шанс.

Гермиона схватилась за горло:
– Святые угодники! Слава богу, это не так.

Северус кивнул и пристально посмотрел ей в глаза. В ее ответном взгляде была надежда, и дружеское участие, и, возможно, нечто большее.
– Гермиона, – он притянул ее к себе, зарывшись пальцами в кудряшки на затылке. Нежно коснулся ее губ своими, затем углубил поцелуй, проникая языком в ее рот, ощущая ее жар. Он чувствовал, как ее тело отвечает его прикосновениям. Чувствовал, как хочется жить. И как ему нужна эта женщина. И как от этих желаний кровь закипает в жилах. Его язык бесчинствовал у Гермионы во рту; Северус еще сильнее прижал ее к себе.

Гермиона крепко обняла его за шею. Так крепко, словно от этого зависела ее жизнь. Сквозь грохот крови в ушах ей слышались собственные стоны. Страсть нарастала, звеня в каждой жилке ее тела, а колени предательски ослабли. Гермиона почувствовала, как член Северуса вжался в ее живот, и под ложечкой сладко засосало. Северус мял ее попку, и все мысли, все разумные рассуждения уплывали куда-то далеко-далеко...

– Северус...

– Я был неправ. У меня много причин для того, чтобы чувствовать себя счастливым. Я просто не уверен, что знаю, как ощутить счастье. Ты мне поможешь?

Гермиона улыбнулась:
– Думаю, это в моих силах.

Громкий стук в коридоре и последовавший звон колокольчика заставил ее подпрыгнуть.
– Извини, Северус. Я просила Гарри воспользоваться более мощным вариантом заклятия прилипания. Я уберу венок.

– Нет, все нормально. Повесь его обратно. Думаю, Кларенс в конце концов получил свои крылья.

– Нужно ли мне знать, кто такой Кларенс?

Северус покачал головой и улыбнулся:
– Просто новый друг. Ну что, закончим зелье?

– Улыбайся чаще. Тебе идет.

– Спасибо. Что это? – Северус взял ярко-зеленый лист бумаги, лежавший на краю рабочего стола. Информация о Рождественском бале и движущееся изображение какого-то ансамбля.

– Это листовка. Я поручила эльфам разложить ее по факультетским гостиным. В этом году у нас будет две сцены. Конечно, мы пригласили Ведьминых сестричек – их выступление на Балу уже стало хогвартской традицией, но Лепестки Зузу – одна из самых популярных сейчас групп. То, что мы смогли их заполучить – чистое везение.

– Тебе виднее, – Северус проверил пламя под котлом и снял чары стазиса, наложенные Гермионой. – Еще немного, и зелье будет готово.

– А что потом?

– Возможно, нам удастся познакомиться поближе, – он наклонился и нежно поцеловал ее.

– Мне бы этого хотелось.

– Мне тоже.

В конце концов, жизнь и вправду замечательная штука.

@темы: "Святочный бал" на САС, Библиотека, Гермиона Грейнджер, Северус Снейп, Снейджер, Фики и переводы от Cara2003, Фики и переводы от Варежки, мини

Комментарии
2012-03-20 в 11:54 

Aria1985
It's better late than never.
mittens, спасибо тебе и Каре за перевод!
Замечательный фанфик!

   

Сокровищница драконов

главная